Если ты меня любишь, ты должен знать, чего я хочу…

Когда близкий человек должен угадывать мои потребности и желания — это детская позиция.

Близкий человек должен угадывать мои потребности и желания только в одном случае: когда он — мама, а я — новорожденный младенец.

Даже в 1-1.5 года ребенок способен показать, что он хочет, а в 3 уже способен и объяснить словами.

Наши родители часто требовали от нас, чтобы мы угадывали их желания. Они вели себя с нами, как малыши, обижаясь на нас, когда мы не догадывались, что нужно сделать.

Почему так? Потому что эта потребность не была удовлетворена их мамами. Мамы в те непростые времена рано заканчивали кормить грудью, рано отдавали своих малышей в ясли, рано выходили на работу…

Многих из нас тоже недокормили, недолюбили и недолелеяли.

К сожалению, потребности, которые не были удовлетворены в детстве, во взрослом возрасте удовлетворить невозможно. Это ощущение нехватки любви и заботы и ожидание того, что найдётся кто-то, кто будет знать и угадывать всё обо мне, остаётся у травматика навсегда. Даже если близкий человек очень старается, это не помогает. Там — как бездонный колодец, заполнить невозможно.

Остаётся осознать то, что произошло со мной, и с моими родителями, — да, вот у меня так, — и учиться заботиться о себе, открыто заявлять о своих потребностях и желаниях, просить о помощи и быть готовым принять отказ, а еще учиться говорить «нет» и обозначать свои границы, учиться находить счастье в одиночестве, признать собственную неидеальность, а также неидеальность партнера.

Перестать требовать или наоборот умолять, перестать ждать, но просто и открыто говорить о себе и своих нуждах с партнером, не пытаясь его изменить или переделать. И верить в то, что партнер тоже может позаботиться о себе сам — в том числе, попросить помощи, если ему это требуется.

Евгения Шульман